газета "О главном" 2000, #3
СТРОИТЕЛЬНЫМ КОМПАНИЯМ НА ПОСТОЯННУЮ РАБОТУ ТРЕБУЮТСЯ…
Анатолий Баскаков


В рамке:
Если бы мы жили в Европе, то были бы страшно удивлены тем, что все стройки города после нового года остановлены. По новым строительным нормам с января 2000 года нельзя строить "холодные" дома, (с толщиной панелей 260 мм), так как в следующие 50-70 лет это будет гарантированный перерасход средств жителей этих домов на отопление. В Европе к этому вопросу подключились бы пресса, прокуратора, налоговая и техническая инспекции. Но это в Европе…

Лидер-абзац:
Вот и наступил 2000 год, а это значит, что каждая советская семья уже живет в отдельной квартире. Помните жилищную программу КПСС? Опять что-то не получилось, чего-то не хватило. Опять в России не решена эта насущная проблема. При этом все мы знаем, что успешное решение проблемы обеспечения населения жильем во многих других странах приводило к подъему их экономики.
Но это где-то там, у них, а у нас в области как и в Челябинске вот уже пятилетку идут разговоры в администрациях всех уровней. Разговоры о том, что вот когда заработает промышленность… и станут нормальными банки… и проснутся строители… и наберутся терпения граждане. А мы, то есть их избиратели, слушаем эту лапшу и по привычке на что-то надемся, по привычке верим…

Лев Бульман, редактор газеты:
Девиз нашей газеты: "Проблемы надо решать сегодня". На основе социологических опросов горожан мы уже начали выявлять, обсуждать со специалистами ряд вопросов, касающихся разных сторон их жизни. Намечать возможные пути их решения.
Наша газета решила: ждать еще 2000 лет не будем, попробуем разобраться, что же мешает Челябинску строить много, красиво и качественно. Сегодня в редакции газеты "О главном" - строители. Планируются также встречи с банкирами, энергетиками, руководителями администраций. Мы готовы выслушать и напечатать мнения всех, кому действительно небезразлична строительная судьба города-миллионера.
Итак, первый вопрос: почему наши строители не могут строить массово, как строит, например Москва. Ведь мощности городского строительного комплекса позволяют строить в несколько раз больше. Возможно в городе нет политики массового строительства жилья, поэтому нет и средств на строительство.

Семен Мительман, депутат областного законодательного собрания:
Никто не спорит, что для человека самое важное - доступное жилье.
Особенно для молодежи. Здесь я вижу два направления работы. Первое: ваш разговор поможет нам, депутатам, выработать законодательную инициативу и через Законодательное собрание области ряд решений, помогающих справиться
с этой проблемой. И второе: создание общественного мнения избирателей которое повлияет и будет способствовать принятию выработанных решений.
Поэтому такие встречи очень полезны.

Анатолий Баскаков, координатор встречи:
Мое мнение - массовое строительство жилья - это ниточка, за которую власть должна была потянуть еще лет 5 тому назад. Массовое строительство востребует производство стройматериалов, продукцию металлургов, машиностроителей,
отделочников, электриков и т.д., а это налоги, доходы бюджета. Новая квартира - это и новая мебель, бытовая техника. Это стимул для подъема промышленности, это наполнение бюджета деньгами.
Почему же нельзя начать сегодня массовое строительство жилья? Дешевого жилья, продаваемого в рассрочку. У всех есть свои объяснения. Банкиры рассказывают, почему не могут дать денег под залог квартиры, строители - почему не могут строить массовое жилье, администрация - почему не может все это организовать. Я считаю -- надо всем вместе встречаться, надо искать выход. Но не надо ждать у моря погоды.

Константин Бабайлов, директор ОАО "Полистрой":
Я был в Москве на конференции с 29 ноября по 3 декабря. Идея ипотеки, строительства жилья в рассрочку, витает в воздухе уже давно. Но существует полный разнобой ведомственных интересов, пока неопределенный. Все, что сделано в этом направлении в Москве - за счет средств бюджета. А это не совсем правильно: ведь задача ипотечного кредитования привлечь средства, накопленные населением. Самое главное - найти механизм, который сделает жилье доступным людям со средним заработком, когда семья вселяется в квартиру сразу и постепенно расплачивается за нее. Лужков выдал первые ипотечные кредиты на 12 млрд. рублей, Москва может себе это позволить, в Челябинске это реально.

Леонид Лейдерман, технический директор ЖБИ-1:
Финансирование, лимиты потребления электроэнергии, газа - вот что меня волнует. Завод ЖБИ - 1, это крупное предприятие, которое сейчас загружено на треть своих мощностей. У нас разработан хороший проект теплого панельного 11 этажного дома. Есть еще один проект каркасно-монолитного 16-ти этажного дома. Ну и что? Проекты не востребованны. Проблема строителей в том, что они хотят и могут строить массово, как строит, например Москва -- мощности позволяют, но не хватает финансирования, реальной поддержки городских властей.

Х.Х.Борташевич:
Не только Москва массово строит. Много строят в Саратове, там энергичный губернатор.

Лев Бульман:
В год выборов нелишне об этом еще раз вспомнить: о предназначении власти решать самые насущные проблемы избирателей. А то мы голосуем сердцем, а потом головой думаем: что же это мы навыбирали? Почему нет работы?

А.А.Крикун:
Вижу необходимость проверки соответствия личных и общественных интересов наших избранников. Необходимость целостного, программного подхода к строительству массового жилья. Если Михаил Юревич покупает новую итальянскую макаронную линию, то он уверен, что она окупится, что макароны он продаст. Но как оценить рынок жилья, как внедрять новые строительные технологии, если неизвестно, окупятся ли затраты. Массовое жилье - это дешевое жилье. Даже в Москве стоят целые кварталы нераспроданного жилья. Цены падают, и в общем-то это хорошо для покупателей. Здесь нужны специальные социологические, экономические и стратегические исследования в городском масштабе, которые не под силу сделать даже крупной строительной фирме. И хотелось бы результаты таких исследований иметь уже сегодня.

Константин Никифоров, директор по экономике ОАО "Полистрой":
Емкость будущего рынка надо представлять в первую очередь, еще до того, как в городском масштабе браться за дело. Изучить спрос на жилье разного качества, разной цены, в разных районах. Обобщить зарубежный и отечественный опыт, привлечь к обсуждению специалистов разного профиля. Может помочь и газета "О главном". В Москве, например, стала выходить газета "Ипотека". И задачи ставят те же.

Леонид Лейдерман:
Сегодня мы можем выпускать каждый месяц консрукции для двух домов в, а это 25 тысяч квадратных метров. Плюс достраиваем старые дома. Объем вполне можно удвоить к концу 2000 году. Проблем с производсвом квартир нет, проблема в том, что все заказы трудно выполнить. Есть нехватка оборотных средств, средств для модернизации производства. О каком массовом строительстве жилья может идти речь, если в то время как завод наращивает производство, лимит электроэнергии ему снижают. Монополист "Челябэнерго" просто играет тарифами и лимитами, обкатывает новые инструменты получение сверхдоходов. И поэтому нам приходится не только самим искать деньги на подготовку производства теплого панельного дома, но и переплачивать "Челябэнерго" в 10-кратном размере за "перерасход" электроэнергии сверх лимита, который он же сам, как монополист и определяет. И никакая власть, ни Букрин, ни Тарасов, ни Елисеев не могут нам помочь в этом вопросе. Какая уж тут строительная политика в городском масштабе.

Х.Х.Борташевич:
Сегодня покупают квартиры те люди, которые сами заработали деньги.
Первая волна - тех, кто денег не считал - прошла. Сегодня деньги считают. Много сегодня тех, кто может купить полквартиры, остальное выплачивать несколько лет. Цена квадратного метра на сегодня - три тысячи пятьсот рублей. Но это с нашей, совковской отделкой.
Я работал заместителем начальника комитета по градостроительству городской администрации. В последнюю пятилетку, до 1989 года город строил 600 тысяч квадратных метров. Потом пошел спад, но с 1997 года опять обозначился подъем, и мы выходим на 300 тысяч.
Общая картина сегодня в Челябинске такая: строительные мощности позволяют поднять объем строительства в два-три раза - были бы финансы и желание первых лиц в городе строить действительно массовое жилье. Вопрос ипотечного строительства назрел и перезрел. Надо изучить опыт Москвы, Саратова, не ждать, когда раскачаются депутаты новой Государственной думы, надо самим, на местном уровне что-то предпринимать.

Леонид Лейдерман:
И еще один важный аспект проблемы. Мы в России научились быстро строить коробки домов, а вот все инженерное оборудование в них - на уровне середины прошлого века. Уже пять лет идет реформа жилищно-коммунального хозяйства, а много ли Челябинске домов, где в каждой квартире были бы счетчики тепловой, электрической энергии, счетчики холодной и горячей воды? Те электросчетчики, которые ставят сегодня, годятся только для музеев, так как по ним квартиросъемщик может расходовать ежемесячно например 200 квт\час, а платить также ежемесячно - за 50 квт\час. И энергосбыт может об это узнать только через несколько лет. Возможно именно из-за этого срезают лимит заявленной электроэнергии, заставляя тем самым за якобы "перерасход", платить в десятикратном размере.

Олег Опалев, директор ЗАО "ЭТМ-Ч":
Согласен с тем, что то электрооборудование, которое сегодня устанавливается при строительстве нового жилья в Челябинске - музейного уровня. Меня просто удивляет, почему люди платят за новые квартиры, а потом начинают в них все перестраивать и переделывать. Проигрыш и в стоимости и в надежности. Считаю что уровень цен и качество нашего электрооборудования смог бы помочь согласованию интересов строителей и будущих жильцов. При заказах на комплектную поставку качественной электрики для будущего дома мы сможем гарантировать не только сроки и соблюдение "евростандарта", но и оптимальное соотношение стоимость/качество. А музейным экспонатам - место в музее.

Лев Бульман:
Японцы в 1962 году, изучив советский опыт строительства бесплатного жилья, создали свою систему ипотечного строительства жилья для населения. Они приняли закон, по которому каждый молодой человек, закончив учебу, устроившись и проработав месяц, мог в государственном банке взять ценную бумагу - сертификат, который давал ему право на покупку в кредит 32 квадратных метров жилья. Система оказалась работающей и поэтому кредит под два процента годовых выдавался сначала на десять лет, потом на девятнадцать, а сегодня уже на двадцать девять лет. И это при ежегодном проценте инфляции в 6 процентов. А разницу государство покрывало из специального фонда, который складывается из налогов строительных фирм. Поэтому строительные фирмы боролись между собой, конкурировали, создавали условия для заказчиков, дополнительные льготы. За молодежные сертификаты боролись и на вторичном рынке жилья. Таким образом, в 70-80 годы в Японии начался строительный бум.

Константин Никифоров:
Это японский опыт, в США, во многих странах Европы есть похожая система ипотечного кредитования. Но у нас есть и свой собственный опыт. В России до революции было много кредитных обществ, выдающих кредиты под залог недвижимости. Это были стабильные уважаемые финансовые организации, их ценные бумаги (закладные) учитывались и признавались царским банком.

Константин Бабайлов:
Главная проблема: уйти от рыночных банковских процентов по кредитам. Новой Думой планируется принятие закона о стройсберкассах. Это уже немецкий опыт.
Вот пример: мы впятером собрались, сбросились по двадцать процентов, Затем по жребию покупаем квартиру одному из нас, через год снова сбрасываемся - покупаем другому. Я, например, покупаю последним, но не позже, чем сам в одиночку копил бы деньги. Это замкнутая финансовая система, не привязанная жестко к рыночным процентным ставкам, которую надо изучать, считать. После первого января ситуация сильно изменится - с вводом закона о декларировании доходов. Ведь раньше мы не спрашивали, и никто не спрашивал, на какие деньги люди покупают квартиру.

Лев Бульман:
Вы говорите, что еще в царское время это было. Я помню: в советское время на предприятиях все играли в так называемую "черную кассу", когда 10-12 человек сбрасывались по 50 рублей и разыгрывали жребий, кто будет пользоваться этими деньгами первый, а кто последний.

Константин Никифоров:
На самом деле это не игра, а финансовый сберегательный инструмент. Если будет принят Закон о стройсберкассах (кассах взаимопомощи), то появится еще один источник финансирования строительства жилья. Наверно, жизнь покажет, какая схема выгодней и надежней, но сейчас чем больше их будет, тем лучше.

Анатолий Баскаков:
Известно, что даже в Москве ипотечные кредиты слишком дороги. Их дают под 10% годовых в валюте и больше. Кроме того, кредит дают лишь в том случае, если погашение его с процентами будет "съедать" не более трети совокупного дохода семьи. Например, для того, чтобы взять кредит в 5000 долл. На 10 лет, вам нужно иметь ежемесячный доход в 200 долл., а платить придется по 66 долл. Но многое можно посчитать и предвидеть. Чем шире будет обсуждение, тем меньше будет ошибок.

Семен Мительман:
Мне доложили первые результаты по организации строительных сберегательных касс в Москве. По контракту ОАО "Строительная сберегательная касса" с префектурой Западного административного округа, в 2000 году будет переселено 170 семей (450 жителей) и снесено две пятиэтажки на улице Удальцова. Финансирование строительства - за счет вкладчиков строительной сберегательной кассы и соинвесторов-строителей. Это уже позволило освоить 190 млн.руб и организовать работы в соответствии с предусмотренным графиком строительства. Наверно, все со мной согласятся, если на будущую нашу встречу мы пригласим специалистов по финансам, по кредитования и страхованию.

Лев Бульман:
Большое спасибо, что вы нашли время и пришли сюда. Мы обязательно попросим прокомментировать вопросы, высказанные на этом круглым столом, официальным представителям городских и областных властей. Может быть совместными усилиями мы сможем понять, почему все-таки к 2000 году мы не смогли выполнить ни одну программу строительства жилья для граждан нашей страны.